Saturday , 26 May 2018
Home » Без рубрики » Исламские группировки: перемены и причины
Исламские группировки: перемены и причины

Исламские группировки: перемены и причины

«Осама бин Ладен отказывается от терроризма: новая фетва запрещает атаку на Запад».
Эта новость-издевка может показаться невозможной в будущем. Хотя, серия событий на
местах, которую можно было бы назвать дерадикализацией, может свидетельствовать об
обратном. Дерадикализация – это процесс изменения, в котором политическая группа,
прибегающая к насилию, направляет свою идеологию и концепцию на то, чтобы остановить
использование политической агрессии. Он теоретически запрещает такое поведение.
Текущие события доказали мусульманским боевикам и другим политическим движениям, что
они левые, националисты и этнические националисты, которые подвергаются
дерадикализации. С конца 90-х группы, фракции, лидеры джихадистов и отдельные
представители уже повернулись в сторону прекращения политической агрессии во время
некоторых событий. Процессы этой дерадикализации привели к тому, что тысячи бывших
джихадистов и их сочувствующих отвернулись не только от поддержки Аль-Кайды, но даже
критикуют их поведение и идеологию. Это также привело к тому, что удалось убедить
много сторонников неудач объединения джихадского движения и организаций. Операции,
направленные на дерадикализацию, призваны покончить с политическим насилием в
организациях джихадистов в Египте, Алжире и Ливии, а также во фракциях и среди
отдельных лиц в Саудовской Аравии, Йемене, Иордании, Ираке, Афганистане, Малайзии,
Сингапуре, Индонезии и некоторых других странах.
Египетская организация Эль Джамаа Эль исламийя (исламская группировка) заявила об
одностороннем прекращении огня в июле 1997. В 2002 эта декларация стала единым
процессом дерадикализации, включающим обзор взглядов, поведения и организационной
структуры Эль Гамаа.
Широко известно, что Эль Джамаа Эль исламийя – бывшие союзники Аль-Кайды. Некоторые ее
члены участвовали в убийстве бывшего президента Египта Анвара Садата в 1981.
Группировка планировала 5 покушений на нынешнего президента Египта Хосни Мубарака и
организовала вооруженное восстание в Верхнем Египте между 1992 и 1997. Муфтий
группировки и некоторые сторонники были осуждены за взрыв Всемирного торгового центра
в Нью-Йорке в 1993. К 2007 стало ясно, что процесс трансформации дерадикализации
успешен. Руководство Эль Джамаа издали около 25 писем поддержки новой,
ориентированный на мирное урегулирование вопросов организаций с научным и практическим
обоснованием. Две из этих публикаций отражают прямую критику Аль-Кайды, другая статья
содержит критику теории столкновения цивилизаций и поддержку диалога культур. Процесс
дерадикализации или инициатива, как его называют члены Эль Джамаа, отвернула от
поддержки Аль-Кайды 15 000 членов группировки.
Некоторые из руководителей организации Джихада начали процесс дерадикализации со своих
рядов. Этим процессом руководил бывший Амир организации доктор Саююид Имаам аш-Шариф,
известный как доктор Фадл, и Абдул-Кадир бин Абдул-Азиз. Аш-Шариф написал две книги,
чтобы изменить идеи джихадистов: «Документ управления работой джихада в Египте и
мусульманский мир» и «Разоблачение». Эти две книги вызвали ответную реакцию
центрального руководства Аль-Кайды. Аль-Завахри опроверг эти работы в своей книге
«Оправдание» и некоторых других материалах. Несмотря на общую мобилизацию в поддержку
дерадикализации внутри организации джихада в Египте, был достигнут только частичный
успех, в отличие от ситуации в Ель Джамаа, потому что как минимум три фракции
отказываются пересматривать свои принципы, а следовательно пока полного успеха нет.
Такая же ситуация в Алжире.
Как египетская Эль Джамаа Эль Исламийя, Исламская армия спасения, называющая себя
вооруженным крылом Исламского фронта освобождения, объявила о прекращении огня в
октябре 1997. Со временем декларация обернулась в процесс разоружения и возвращение
исламских боевиков с гор для адаптации их в алжирском обществе. Некоторые фракции
Вооруженной исламской группировки и Салафитская группа пропаганды и борьбы, от которой
происходит «Аль-Кайда Исламского Магриба», подключились к процессу. В отличие от
ситуации в Египте, алжирские группы не продвинулись, чтобы оценить легитимность
исламской вооруженной борьбы. Тем не менее бывший амир Исламской армии спасения Мадани
Мезраг сообщил о своем намерении провести Исламскую конференцию для «искоренения
вооруженной исламской работы в Алжире». Также основатель Салафитской группы пропаганды
и борьбы Хассан Хаттаб считается одним из сторонников прекращения политического
насилия в Алжире.
Исламская группа борьбы в Ливии – бывший союзник Аль-Кайды – начала процесс
дерадикализации в 2006-2007. Некоторые лидеры борьбы выступают против диалога с
режимом Ливии, равно как и прекращения вооруженного противостояния. Абу Лаит аль-Либи
был самым знаменитым среди них. Когда он умер в 2008, процесс дерадикализации
возобновился, что недавно привело боевого амира Абдель Хакима Белхаджи (Абу Абдаллаха
ас-Садека) в тому, чтобы объявить о проходящем диалоге с режимом Ливии и обнародовать
причины спорных переговоров в 2007 и 2008. В июле 2009 сообщили, что была опубликована
417-страничная книга, где Группа представила идеологию нового подхода. Через
несколько месяцев эта книга будет издана. Она была подержала группой элитных ученых,
самые значимые из которых – доктор Юнус Аль-Карадави и шейх Салман Аль-Авда.
Членам консультативного комитета в Саудовской Аравии удалось убедить десятки людей,
кто был членом или сочувствующим Аль-Кайде или другой террористической группировке,
отречься от идей джихада и политического насилия. Саудовская программа, как и
программы по дерадикализации ее коллег в Великобритании, Франции, Голландии, Ираке,
Йемене, Афганистане, Малайзии, Индонезии и Тайланде нацелены на работу с отдельными
личностями и иногда с маленькими группами, а не на целые организации. Когда эти
программы увенчаются успехом, люди откажутся от политического насилия, в отличие от
коллективов и организаций, как в Египте и Алжире.
В Ираке и Афганистане программы отказа от политического насилия и дерадикализации по
сей день продолжается, результаты этого процесса все еще под пристальным вниманием, но
пока голос радикального насилия громче и сильнее, чем когда-либо. Тем не менее
Иракская исламская партия (основное крыло Братьев мусульман в Ираке), некоторые
фракции Двадцатой революционной бригады и Исламской армии, а также бывшие члены и
лидеры афганского Талибана, отказались от политического насилия и приняли участие в
избирательном процессе.
Имея это в виду, возникает множество вопросов: Что заставляет людей отказываться от
своих взглядов? И каковы ожидаемые результаты и политика?

Прежние исследования по дерадикализационному процессу и отказу от политического
насилия заключили, что сочетание авторитетных лидеров, государственные меры
(репрессии) и диалог с неджихадистами и членами целевых организаций, стимулы
предложенные национальным и международным сообществом – главные факторы, ведущие к
дерадикализации. Между этими 4 факторами существует закономерность. Отвержение
правительства и диалога с «другими» (к которым относятся исламисты, демократы,
прогрессивисты, националисты и другие, кто отличаются во мнении с джихадистами), часто
провоцирует идеи и поведение лидеров, которые в ответ пересматривают стратегию, учатся
быть зрелыми политически и пересматривать свой взгляд на мир. Затем руководство
принимает решение тем или иным способом остановить насилие, и это решение
подкрепляется государственными стимулами и диалогом организаций, чтобы переубедить
суб-лидеров и их последователей. Группы, успешно проходящие этап дерадикализации,
часто беседуют со схожими радикальными группировками, чтобы те тоже отказались от
насилия. Иногда первой группе удается повлиять на вторую, как в случае с Эль Джамаа
Эль Исламийя в Египте, Армией спасения и другими вооруженными исламскими фракциями в
Алжире, также как и в случае с отдельными лицами в Саудовской Аравии, Йемене и
Индонезии.
Будущее процесса дерадикализации, ее программы и их влияние на Аль-Кайду, Талибан и
подобные организации зависят от нескольких факторов. Среди них существует определенный
тип системы, взаимодействующей с этими группами. При диктатуре и авторитарном режиме
такие программы и процессы считаются частью решения краткосрочных и среднесрочных
задач и дилеммы политического насилия. Хотя успех этих программ и процессов не
подразумевает, что причины терроризма и радикализма искоренены и решены. Например,
Братья мусульмане отказались от насилия в начале 1970х. Хотя Эль-Джамаа Эль Исламийя и
Джихад появились в то же десятилетие. Эти две организации придерживаются экстремальных
способов в вопросах политического насилия и международного терроризма, о которых
лидеры Братства (вооруженное крыло Эль-Джамаа Эль Исламийя в середине прошлого века)
даже не представляли. Несмотря на то, что Эль Джамаа Эль Исламийя отказались от
политического насилия, подавления диктатуры, огромного социально-экономического
давления, идей и верований, включая «иные», они способны создавать другие организации,
прибегающие к насилию, подобные тем, что были раньше – если не еще более агрессивные и
жестокие. Таким образом, возможно, демократизация и религиозные реформы – это способы
на пути решения долгосрочных вопросов.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*