Friday , 22 June 2018
Home » Политические движения и партии » Движение 20 февраля в Марокко и опасности отклонения или зависимости
Движение 20 февраля в Марокко и опасности отклонения или зависимости

Движение 20 февраля в Марокко и опасности отклонения или зависимости

Движение 20 февраля было организованное под влиянием протестных движений в Тунисе и Египте с требованием реформ и демократии.
Но это движение уникально среди других в арабском мире в том, что оно именно марокканское и подчиняется следующим принципам:
– во-первых, это реформаторское движение, которое подразумевает перемены в нынешней марокканской политической системе. Оно не находится в оппозиции с марокканской монархией и не хочет ее свергнуть; оно уважает и принимает принципы марокканцев. Оно получило поддержку народа и заставило правительство иметь дело с протестами и демонстрациями и балансировать, чтобы спасти и движение, и правительство от насилия. Оно также заставило международные правозащитные организации признать это протестное движение, которое сейчас функционирует в каждом городе Марокко, благодаря своему мирному посланию к властям.
Со времени своей организации движение признало историческую, религиозную, политическую легитимность марокканской монархии. С одобрения короля, это позволяет добиться перемен в системе без того, чтобы прибегать к восстаниям и переворотам.
Революции в Тунисе и Египте случились из-за режима, который молодежь требовала поменять, но который не желал перемен. С другой стороны, появление движения 20 февраля было связано с политическими и конституционными требованиями по борьбе с коррупцией и тиранией, появления демократии и достоинства, а не свержение марокканской монархии.
Главная цель движения – парламентская монархия и наделение полномочиями премьер-министра и правительство, которые сделают ответственными за управление общественными делами народных представителей. Как раз в аккурат с лозунгом «Король правит, но не управляет». Парламентская монархия поддерживает политические рамки монархии и не верит в то, что свержение режима необходимо для исправления ситуации и перемен. Так, требования от 20 февраля сфокусированы на действиях, а не на природе правительства.
Во-вторых, движение 20 февраля стремится к мирным способам решения и заверяет, что его члены никогда не разрушат общественную или личную собственность. Оно никогда не прибегает к методам, которые угрожают общественной безопасности или наилучшим интересам марокканских граждан.
Движение сосредоточено на организации протестов на общественных площадях, в нежилых помещениях, поэтому протестующие могут контролировать и предотвращать любые акты насилия и саботажа. Единственным исключением из этого правила был первый день протестов, организованный движением, когда были несколько инцидентов саботажа протестующими в небольшом числе городов. Все остальные протесты движения проходили без фактов саботажа и мародерства.
В-третьих, никто из протестующих февральского движения не сжигал себя, никого не пытала и убивала полиция, как это было в тунисских и египетских протестах. Иными словами, движение не появилась просто как реакция, однако включение в арабский климат в регионе для того, чтобы исправить требования конституциональной и политической реформы, состоялось.

В-четвертых, движение дало положительный результат и обеспечило прямое взаимодействие с Королем Марокко, который объявил в своем послании 9 марта, что он составил перечень конституциональных и политических реформ, которые учитывают требования февральского движения. Король относится к февральскому движению также, как и к остальным политическим и гражданским организациям, работающим над созданием новой конституции, которая поможет сделать переход к новому типу демократического правительства.
Несмотря на отказ движения, вносить предложения комитета по разработке новой конституции, марокканская монархия не ответила силой протестующим, более того, она выслушала их и постепенно дала ответы, начиная с изменений в конституцию и активного вовлечения других к предлагаемым изменениям.
Февральское движение и марокканская монархия никогда не были врагами. Напротив, они выбрали быть открытыми и деликатными в совместной работе на благо стабильности и успеха в проекте реформирования. С начала февральского движения никогда марокканское правительство не угрожало насилием протестующим, требующим реформы.
Инциденты, которые имели место в некоторых марокканских городах 22 мая, подняли уместный вопрос движению и правительству: что заставило протестующих перейти к насилию? Случилось ли это, как говорили, из-за того, что правительство потеряло терпение из-за протестных движений, распространяющихся в маленьких городах, несмотря на то, что уже были приняты какие-то реформы, а другие ожидались в ближайшем будущем? Или это случилось из-за смены стратегии движения от мирного политического плана основателей, пользовавшихся большой поддержкой?
Прежде чем ответить на этот вопрос с точки зрения партий, которые были в это вовлечены, следует отметить, что насилие было применено в 10 из 100 протестных событий 22 мая. Это означает, что насилие против протестующих – не было взято за главный подход правительства. В попытке оправдать использование силы, пресс-атташе правительства господин Наасири сказал агентству «Рейтерс»: «Они не желали демократических реформ. Власти вынуждены были подняться на людей, которые задействованы в февральском движении, чтобы разобраться с повесткой дня трех групп». Он говорил о группе Справедливости и Добра, радикальных левых и салафитско-ваххабитских джихадистов.
Вывод господина Наасири намекает на то, что движение работала в угоду политическим установкам определенных партий, которые не хотели перемен в правительстве, а желали попросту его свергнуть. Заявления, которые выпустили партии, поддерживающие движение и его требования, в этом убеждают. К примеру, Мустафа ар-Рамеед сказал Tajdeed Newspaper: «Из-за того, что я поддерживаю права граждан на выражение протеста и считаю себя частью февральского движения, я настаиваю на необходимости дать оценку решениям, которые принимались для протеста в жилых сообществах и приведшие к тому, что февральское движение утратило свое истинное послание». Он также отметил другие факторы, из-за которых движение потеряло свою независимость и мирный настрой: «Девиз парламентской монархии – это временный девиз, подразумевающий защиту движения во время протестов и постановке цели о еще больших реформах». Это означает, что движение начало терять свою независимость в некоторых городах по отношению к партиям, выступающим против марокканской монархии. Первостепенное для этих партий – «Группа справедливости и добра», в которой, в сравнении с левыми фундаменталистами и салафитами, состоят много людей.
Заявления Ар-Рамееда отмечает два основных фактора, влияющих на применение силы против протестующих:
– первый фактор связан с перемещением протестующих в густонаселенные районы. Это новая тактика, к которой стали прибегать некоторые члены движения благодаря определенным целям, включая следующие:
1. Мобилизация большого количества людей, которые поддерживают движение и его требования, таким образом, что его движущая сила возрастает и группы людей подпитываются энтузиазмом протестующих и подбодряют их добиваться больших требований. Поэтому экстремисты в движении рискнули направить протесты в обитаемые районы, несмотря на маргинализацию и уязвимость тех, кто в это вовлечен: они хотели воспользоваться большим количеством протестующих, чтобы склонить чашу весов в свою пользу. Следующим шагом был оборот протестов в общественные беспорядки и свержение правительства. Есть несколько показателей, что это был призыв к временному восстанию в определенных местах, который служил бы предвестником всеобщего хаоса.
2. Расстройство планов по безопасности. Протесты на узких улицах затруднительны для сил, обеспечивающих безопасность, держать под контролем ситуацию, поскольку правонарушители могут легко сбежать и акты саботажа и мародерства запросто могут иметь место. Любое вмешательство правоохранительных органов может легко привести к тому, что пострадают невинные, что наверняка вызовет гнев и спровоцирует еще больше протестов.
3. Создание максимального количества жертв в жилых районах так, что экстремисты через движение могут создать образ монархии как одной из кровавых репрессивных машин, которая нападает на невинных граждан и отнимает у них право на мирный протест.
– Второй фактор – провал связать девизы, одобренные политическими и гражданскими органами, которые озвучило движение 20 февраля. В некоторых случаях протестующие требовали, чтобы марокканских режим был свергнут, а это есть явное нарушение того, что было одобрено движением на национальном уровне.
Нарушения, совершаемые некоторыми протестующими группами, заставило их утратить поддержку среди народа, равно как законные и политические права, которые позволяли им протестовать мирным образом и обладать прямым воздействием на конституционные и политические реформы.
Первое, что может потерять движение, это создание Национального совета по правам человека. Генеральный секретарь Совета Мухаммад ас-Саббар, поддерживающий идею применения силы, говорит: «Как в европейских странах, в Марокко есть законы, которые управляют протестами. Петиция с подписями трех людей, обозначивших повод протестов, где и во сколько они начнутся и закончатся, должна быть представлена органам власти». Он также добавил: «Единственное вмешательство полиции в воскресный протест случилось из-за того, что молодежное движение настаивало на его проведении в густонаселенном районе». Он спросил: «Может ли движение контролировать протесты в таких районах?» Движение спекулировало с органами национальной безопасности и ответственность правительства – обеспечить безопасность и стабильность.
Марокко проходит критическую фазу конституционных и политических реформ, которые требуют дополнительных усилий, чтобы обеспечить условия, которые требуются для успешного исхода и перемен. В то же самое время страда должны избежать всех подводных камней, которые могут помешать динамическому проведению реформ, включая использование сил против протестующих, которое могло привести к тому, что даже умеренные демократические партии примут крайнюю сторону.
Также, как движение может потерять народную и правовую поддержку, марокканское правительство может потерять престиж и авторитет, что может разрушить преграду страхом, и массы выплеснут свое недовольство на улицы, требуя все, кроме безопасности и стабильности. Правительство должно расширить спектр изменений, которые совершает, и бороться с коррупцией, заводя дела и отсылая их в суд, отстраняя от обязанностей тех, кто замешан в финансовых или административных фактах коррупции, пока их не проверят.
С другой стороны, основатели и члены февральского движения должны остерегаться подводных камней, которые стали появляться внутри организации, что несомненно поставит движение в унизительное положение перед врагами исправления ситуации и демократии и подтолкнут марокканское правительство и общество в неизвестность, разрушая страну, где сейчас процветают мир и стабильность. По данным американского института экономики и мира, с 2011 Марокко заняла 58 место в мире за 5-летнюю борьбу в области безопасности.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*