Friday , 17 August 2018
Home » Политические движения и партии » Консенсус по открытию Фонда эмирата верующих в Марокко
Консенсус по открытию Фонда эмирата верующих в Марокко

Консенсус по открытию Фонда эмирата верующих в Марокко

Марокканские политические партии и общественные организации внесли предложения поправок к Конституции, которые король Мухаммед VI огласил в письме прошлым мартом, и сформировали специальный комитет по проведению этих реформ. Так, некоторые политические партии предложили учредить в Марокко королевский парламент, но практически между всеми политическими партиями достигнут консенсус об усилении власти премьер-министра, наделении полномочиями Верховный совет и гарантировать независимость суда в Марокко.
Самая противоречивая тема этих дебатов – суть института монархии и эмирата верующих, а также статья 19 действующей Конституции, провозглашающая: «Король – это принц сильной веры и высший представитель нации, символ единения, ответственный за соблюдение прав и свобод граждан, сообществ и органов власти, и гарантирующий независимость страны и уважение конституции».
Королевский канцлер и председатель комиссии по проведению конституционных реформ Мухаммад Мутазим заявил, что грядущие поправки к конституции изменят устройство (инфраструктуру) страны. И некоторые люди чувствуют это. Несмотря на то, что Фонду эмирата верующих удалось достигнуть консенсуса между всеми партиями, поправки коснутся тех, кто принадлежит фонду (кроме Объединенной социалистической партии), и одна маленькая левая партия требует, чтобы институты и власть просто придерживались Конституции, а не религиозных институтов или Эмирата верующих. Эта партия также призвала установить современную демократическую марокканскую конституцию, которая разделяет религию и политику, в то время как другие партии, например, партия «Народное движение», предпочитают сохранять молчание, и не включили этот пункт в свои предложения по реформе.
Излишне напоминать, что в последние годы взгляды Эмирата верующих и религиозная законность короля стали поводом к спорам между некоторыми левоцентристскими партиями. И этот спор ведется по разным политическим причинам, наиболее значимая из которых, – внутренние изменения в стране и распространение исламских движений. Это касалось левых и светских партий, верующих в то, что эти движения – это «рост» религиозной и политической законности короля в обществе, как в случае с «Движением объединения и реформ», «Движением за справедливость и развитие» и «Группой справедливости и милосердия», где большинство левых парий – политические движения, которые противостоят принципам религиозной законности короля и религиозных направлений.
Возможно, причина происходящего в том, что марокканские левые партии, появившиеся в 1950е годы, например, «Партия независимости», предприняли удачный ход против политических консервативных религиозных практик Аллал Эль Фасси. Также марокканские левые партии были сформированы в стране, которая постулирует верность праву, формирующей своего рода социальный контраст между королем, обществом и королевский властью, которая распространяется как на религиозные, так и на политические партии в парламенте – в отличие от западных парламентов, где религиозное право полностью отсутствует.
С одной стороны, появление светского направления в Марокко, которое некоторые левые, либералы и берберы переняли, было ключевым моментом в религиозных спорах, которые недавно снова всплыли. Между тем, природа этих споров на этот раз изменилась – от конфликта политической законности левых и исламских партий к борьбе против религиозной самоидентификации правительства. В результате некоторые публично стали призывать к секуляризации и отделению политики от религии. Так, тема религии в Марокко сделала самый большой шаг вперед.
Организация королевского комитета для пересмотра Семейного кодекса в 2001 спровоцировала конфликт между адвокатами светского направления, которые выпустили два протеста в Рабате и Касабланке в 2002. Соответственно, Эмират веры вмешался с тем, чтобы развязать конфликт, который состоял в том, чтобы запугать марокканское общество, и таким образом сыграть ведущую роль в религиозном разрешении конфликта, природа которого имеет политические и религиозные причины. Таким образом, Эмират верующих стал органом, к которому исламисты прибегли в своей битве со светскостью, и той властью, которую левые и светские представители использовали в качестве гаранта против исламистов.
Кроме того, Фонд эмирата верующих всегда был предметом единодушия как религиозный и национальный гарант нераспространения сектантского конфликта в стране, и никто не протестовал против этого, кроме Абдул Салима Яссина – руководителя «Группы справедливости и милосердия». В своем письме «Ислам или Потоп» в 1974 он критиковал за недостаточную значимость королевские органы власти, призывал последнего короля Хассана II раскаяться, и сформировать параллельный военный и научный советы, чтобы следить за деятельностью Фонда эмирата верующих. В то время это письмо появилось по двум причинам. Первая – два удачных хода, предпринятые в Марокко в 1971 и 1972, которые заставили некоторых поверить в то, что армия может играть главную роль в стране, а вторая – одобрение того, чтобы король Хассан II прислушивался к политическим партиям в 1970.
Личная инициатива Яссина и его товарищей состояла в том, чтобы обратиться к «Группе справедливости и милосердия» , а также учредить свою, чтобы установить близкие связи с правительством. Однако глава «Движения за объединение и реформы» доктор Ахмад Раизони в своем интервью франко-марокканской газете “Aujourd’ hui le Maroc” 12 июня 2003 открыл противоположную дискуссию. Он сказал, что Эмират верующих не должен более продолжать работу в том виде, в котором существует, и что лидером верующих может быть король либо президент республики, или даже любой министр, поскольку он управляет страной согласно учениям ислама и определяет его действия Великий Муфтий.
Эти заявления подняли массу споров в Марокко, «Движение за объединение и реформы» заставили Раизони подать в отставку, и хотя Раизони пытался защищать себя, ссылаясь на то, что в опубликованном интервью были передернуты факты. Однако газета подтвердила, что интервью было записано на диктофон и что все, что упоминалось в газете, было правдой. Однако Раизони опроверг эти заявления на пресс-конференции, сказав, что только он указывал на необходимость развития религиозной сферы отдельно от короля.
Так, наряду с поднявшимися спорами модернистов и секуляристов, представленными президентом «Альтернативной ассоциации» Абделали Бенамором, Абдул айМондом и Абдуллой Хамоуди сегодня, высказывания Раизони также стали стимулом к дебатам о Фонде эмирата верующих. Первые указали на необходимость сократить полномочия Эмирата верующих и призывали к отделению религии от правительства таким образом, чтобы Фонд эмирата правоверных стал органом, надзирающим за социально-религиозными повестками, и обеспечивал религиозные свободы, а правительство стало современным и нерелигиозным.
Более того, сформированная специальная комиссия для проведения конституционных реформ, заставила «Движение за объединение и реформы» снова поднять споры на эту тему, подготовив тем самым поправки к конституции от Высшего научного совета, региональных научных советов, Высшего совета по контролю финансовых поступлений. Так, это предложение, представленное левыми, доказывает, что это движение находится на стороне религии в данных спорах, в то время как партии отвечают за политическую подоплеку.
Также некоторые спорят, что это предложение поправок к конституции Высшего научного совета идет от «стратегии ограничения» власти Фонда эмирата верующих, поскольку распределяется законность среди других партий, что тот же принцип, о котором говорил раннее Раизони.
Ко всему прочему, более чем за 7 лет споров по этому поводу, ряд региональных и научных советов были реструктурированы и увеличены. Это с политической точки зрения укрепило движение, поскольку ряд членов этих советов и сотрудников министерства Awqaf и делам ислама – бывшие члены движения.
Также «Партия справедливости и развития» предложила организовать королевский демократический орган, который бы работал вместе с Эмиратом верующих, добавив, что Эмират верующих – это консолидирующая сила и гарант социальной стабильности, организация, которая достигает успехов в выполнении религиозных поручений короля, и эта область требует конституционных поправок тех институтов, за которыми надзирает король, к примеру – Верховный совет.
С другой стороны, «Партия социалистического союза ведущих сил» выдвинула пункт в двух частях статьи 19 действующей Конституции, в которой первая часть регулирует деятельность Эмирата верующих, а вторая апеллирует к праву короля мониторить и надзирать за Эмиратом верующих, к примеру, работать так, чтобы все документы подписывались королем.
А «Партия независимости» осознала необходимость сохранить главу 19 без изменений, поскольку Эмират верующих – это защитник религии государства. Партия также предложила, чтобы король продолжал распространять свою власть на комплектование военных должностей и званий губернаторов и послов.
К тому же, «Партия прогресса и социализма» выступила за то, что король должен быть наделен властью, которая давала бы ему возможность как принцу верующих и лидеру страны вмешиваться в дела, чтобы защитить религию, конституцию, права, свободы и независимость государства. Партия также предложила, чтобы новая Конституция оговаривала то, что ислам – это религия государства, и что правительство гарантирует свободу вероисповедания, следовательно она не может быть использована в качестве инструмента для создания политических партий.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*