Friday , 22 June 2018
Home » Политические движения и партии » Марокканские джихадисты-заключенные: взгляд изнутри
Марокканские джихадисты-заключенные: взгляд изнутри

Марокканские джихадисты-заключенные: взгляд изнутри

Джихадисты, задержанные в тюремных камерах, а также организации, которые исповедуют идеологию Такфира, руководят террористическими операциями, направленными на государственные учреждения, экономические интересы и индустрию туризма. Их арест и суд проходил на основании обвинения в терроризме. Большинство арестованных были задержанны после террористических взрывов, которые потрясли город Касабланка 16 мая 2003 года. Стоит отметить, что количество камер для террористов, которые были разобранны после событий 2003 года в Касабланке, составляло не меньше сотни. Это число говорит о настоящей опасности и тревожной угрозе, которую из себя представляют террористы, подрывающие безопасность Марокко. С течением времени, эти заключенные об’явили голодные забастовки для того, чтобы оказать давление на государство и заставить удовлетворить их требования неограниченной и беспрецедентной свободы или пересмотра судебных дел. Государство относилось к ним снисходительно и гарантировало им льготное тюремное пребывание, по сравнению с другими заключенными, осужденными за иные преступления. Джихадистам в рамках тюремного заключения дозволялось то, что другим арестованным были запрещено. Доходило даже до того, что другие осужденные заявили представителям по правам человека, что они предпочли бы быть на месте преступников-террористов, чтобы пользоваться их привилегиями! Об этом было написано в одной из статей издания Нью-Йорк Таймз, в которой описывались условия тюремного заключения подобных преступников. Отмечалось, что джихадисты вовсе и не ощущали того, что были лишены свободы, поскольку они были вправе наслаждаться такими привилегиями, как самостоятельный выбор одежды, перевод в те тюрьмы, в которых пребывает большее число преступников-джихадистов, где соблюдается их особый фривольный порядок заключения. В этой же статье было отмечено, что:

Хассан Кеттани, исламский теоретик, известный в международных джихадистских кругах, отказался давать интервью перед камерой, пока не переоделся из своей повседневной одежды.
Несколькими минутами позднее, он прогуливался по коридору без сопровождения охранников, позируя в белом арабском одеянии и золотом головном уборе. «Мы были в очень плохой форме, когда нас схватили», – сказал он, описывая дни, предшествующие первой голодовке. «Нам было нелегко».
Произошли изменения и такфиры обрели больше свободы. Согласно статье Нью-Йорк Таймз:
Пятый камерный блок тюрьмы, где отбывают срок многие террористы, похож на маленькое поселение. Заключенные организовывают боксерские бои. На праздники они забивают барана. В одной из двух кухонь, повар с гордостью похвастался своими кухонными приборами а также контейнерами с едой, в которых были свежие продукты, переданные родственниками заключенных.

Среди других прав были следующие:
В Заки, одной из тюрем, где Нью-Йорк Таймз брали интервью у осужденных боевиков и представителей тюрьмы, 309 заключенных, задержанных по обвонению в терроризме, отбывали срок в более просторных камерах: в среднем 3 человека на камеру. Для сравнения, остальные 3500 осужденных делили камеру на 22 человек. Эти данные были предоставлены официальным лицом тюрьмы.
Шейхи джихадисты пользовались рядом привелегий внутри тюрьмы:
Ахмед Рафики раскинулся на временном диване своей камеры. Его длинные волосы и борода были окрашены и выдавали свежий цвет хны. Известный среди боевиков как отец марокканских джихадистов, он был осужден в 2003 году за то, что возглавлял группу боевиков для борьбы с американскими военными в Афганистане. Но здесь, в тюрьме Оукача, господин Рафики, исламистский представитель, комфортно заканчивал свой срок приговора. Запасы его кухни и кладовой обновлялись трижды за неделю, благодаря его двум женам. Занавешянный проем в двери ведет к частному саду и ванной. У него работает телевизор и два радио, стоит этажерка для чтения Корана и гардеробная с наутеженными исламскими платьями.
Подобное положение дел наблюдается не только в тюрьме аз-Заки, но и на территории других мест лишения свободы. Начальник тюрьмы Укаша в Дар уль-Байда в интервью газете аль-Хуррия сказал, что заключенные пользуются супружескими комнатами. Согласно правилам Божественной Легитимной Хальвы (уединения), «им разрешается (пользование) ежедневно с 6 часов утра». Не говоря уже о том, что «двери камер остаются открытыми 24 часа в сутки».
Такие права и привилегии, которыми пользуются только осужденные джихадисты, привели к тому, что преступники этой категории не боятся правительства и не уважают государственную систему и ее учреждения. Власти тюрем покорно и снисходительно относятся к джихадистам, что порождает их чрезмерное ощущение власти и вседозволенности. Ни один из работников тюрьмы не вправе привести в исполнение какие-либо правила или законы. Как отмечено ранее в одной из статей, одна из тюрем описывалась джихадистскими преступниками как «эмират» со своей «властью» и «правительством». В ней действуют свои законы и система, которая прописывает места, запрещенные для пресечения начальником тюрьмы и его служащими. Неудивительно, что в подобной ситуации, заключенные, не попадаюшие под категорию террористов, ощущают себя слугами и подчиненными для шейхов-экстремистов на территории их тюремного эмирата.
Кто может навести порядок и заставить уважать закон в тюрьмах?

В тюрьме Сабия, из-за отсутствия надлежащего наблюдения над заключенными, джихадисты-салафисты прорыли 30-метровый туннель, раскопав тонны песка и пыли на глазах охранников и уборщиков. В результате, десять осужденных бежали, после чего, начальство тюрьмы пересмотрели условия ареста заключенных и оказанные им привилегии.
Министерство Юстиции Марокко разрешило исламским ученым принимать участие в обсуждении религиозных вопросов с осужденными с целью повлиять на их экстремистские взгляды на Такфир и отречься от них. Однако, подобная практика не имела места быть, поскольку Улама отказались участвовать в дискуссиях с заключенными по суб’ективным причинам. Осужденные также не были в восторге от идеи, поскольку в лице Улама они видели «представителей правительства», которое их порицает и обвиняет. Заключенные также выдвинули свои условия прежде, чем согласились на диалог с Уламой. В результате, они остались верны своей идеологии и отказались пересмотреть свои методы действия. Аналогичная ситуация наблюдалась в тюрьмах Египта, Либии, Мавритании и Саудовской Аравии.
Совет по Правам Человека выдвинул предложение, согласно которому заключенным джихадистам давался шанс пересмотра их дел при условии, что они принесут публичное извинение перед Королем, отрекутся от своих такфирских убеждений и раскаются.
Однако, лишь единицы воспользовались этим шансом. Возможно, что остальные не посчитали это приемлемым по двум причинам: во-первых, Король, согласно их такфирским убеждениям, является Тагутом, который властвует не по уставам Аллаха, и отклоняется от веры, следуя законам, установленным евреями и христианами. Он не придерживается Священного Закона, который ниспослал Аллах.
Одна из «Марокканских Исламистских группировок Таухида и Джихада» (аль-Джамат уль-Исламия лит-Таухид валь-Джихад филь-Магриб аль-Акса), в число которой входят 28 человек, арестованных марокканскими силами безопасности в феврале 2007 года, сделала следующее заявление:
«Мы верим в то, что правила, которые прописаны и узаконены человеком, не могут практиковаться на Исламских территориях, потому что это куфр. Подобные законы были адаптированны из законодательных систем евреев и христиан и противоречат Наставлениям Аллаха. Те, кто соблюдает их, а значит признает и судит согласно им, являются мушриками. Мы считаем куфром тех, кто правит, соблюдая такие законы, предпочитая их законам Аллаха. Правитель, который ставит себя наравне с Аллахом в отношении законодательства, противостоит Аллаху и его Священному закону Шариату».
Именно по этой причине, заключенные отказались признавать легитимность предложения, выдвинутого правительством. Просить прощения перед лицом правителя, который не следует закону Шариату, означает принятие его безбожных суждений в отношении законопослушания.
Второй причиной, которая послужила поводом для заключенных отказаться от прошения перед королем, был тот факт, что этим поступком осужденные признали бы легитимность законов, прописанных человеком, а не Аллахом.
Фактически, джихадисты не считают, что они совершили какие-либо злодеяния. По их мнению, они не преступили закон, будь то Шариат или же гражданский кодекс. Они относят себя к абсолютно невиновным и полагают, что их тюремное заключение является частью войны и политической стратегии против терроризма, которую США и другие западные государства навязали Марокканским властям. В одном из писем, адресованных Королю Марокко от имени заключенных тюрьмы Укаша в Касабланке от ноября 2009 года, было написано:
«Мы пишем Вам и Аллах даровал Вам власть над страной, тем самым обязав заботится об интересах марокканской нации. Семь лет мы терпеливо сносили несправедливость. Наши семьи были вынуждены покинуть родные места. Их права были ущемлены и обесчестены, ровно как и наши. Это наша участь и участь наших семей, и они могут подтвердить это сами. Так, после длительного выжидания правосудия, будучи заключенными в тюрьмах на основе неосновательных обвинений, мы подчеркиваем, что мы невиновны перед Аллахом, а значит, и перед Вами и всеми людьми Марокко. Мы просим, чтобы Вы и соответственные учреждения избавили нас от гонений, поскольку власть, дарованная Аллахом, – в Ваших руках».
По логике заключенных джихадистов, вся вина лежит на правительстве, которому надлежит пересмотреть и откорректировать ошибки в законодательстве, а их, осужденных, необходимо освободить из-под стражи и принести извинения! Более того, правительство должно выплатить компенсацию психологического и физического ущерба, перенесенного осужденными в период отбывания срока. Дело дошло вплоть до того, что заключенные разработали специальную структуру по правам человека. Они отметили следующее:
«Данное заявление обращено к тем, кто является ответственным за рассмотрение наших прошений, приведенных в этом письме, и Аллах повелевает над всем, хотя большинство людей и не знает.
– Прошение отменить юридические процедуры в отношении борьбы с терроризмом и все, что унижает наше достоинство, а также лишает нас права на свободу и независимость.
– Немедленное закрытие тюрьм Темара и Акибат уль-Маариф, поскольку они являются темным пятном для современной истории нашей страны.
– Тюремные начальники и служащие, пытавшие заключенных, должны понести наказание.
– Нас необходимо отпустить на свободу, без каких-либо условий и ограничений, выплатив нам компенсации и обеспечив реабилитацию».
Ввиду настойчивости заключенных, которые требуют внимания к своей ситуации, и для того, чтобы избежать переполненности тюрем, после того, как группа джихадистов предприняла попытку взрыва 25 ноября, государственные власти вынуждены были серьезно отнестись к проблеме. Рассматривались индивидуальные преступления джихадистов. Те, кто был обвинен в убийстве мирных, невинных жителей, не имели никаких шансов пересмотра дела или амнистии.
Эта часть заключенных отделились от тех, кто во главе с Шейхом Абу Хафс издали документ под девизом «Мы заслуживаем правосудия», который был распределен Центром Исторических Исследований Маркизи и носил название «Осужденные Таухида и Джихада в марокканских тюрьмах». В этом документе упоминалось, что 16 заключенных, приближенных к Шейху Абу Хафс, пересмотрели свои взгляды, тогда как остальные обвиняемые были с этим не согласны.
Вторая часть заключенных реабилитировала свою невиновность и публично признала легитимность Короля. Они дали обещание не противостоять властям и проявлять уважение к марокканским гражданам. Возможно, с этой группой можно провести ряд бесед и дискуссий с целью подтверждения их невиновности и неприятия убеждений Такфир, которые культивируют ненависть.
Будет полезно принять во внимание опыт Саудовской Аравии в понимании того, как правильно трактовать идеологию подобных заключенных и как вести с ними беседу с целью повлиять на их убеждения.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*