Friday , 17 August 2018
Home » Политические движения и партии » Мир заключенных джихадистов в Марокко
Мир заключенных джихадистов в Марокко

Мир заключенных джихадистов в Марокко

Со времен взрывов в Касабланке 16 мая 2003 и вследствие этого арестов членов так называемого Салафитского движения джихадистов, тюрьма превратилась в самое большое место сбора членов группы. Тюрьма – место, где группа занимается написанием доктрины, как теми, кто был членами группы до того, как попал в тюрьму, и теми, кто до этого момента ничего не знал о группе.
В тюрьме задержанные живут в новом мире, где идеи, убеждения и ценности обмениваются во время диалога, споров и образовательных встреч, которые проводят новые товарищи. Большинство салафитских джихадистов в тюрьме не объединены, так как существует несколько идеологических тенденций, которые можно разделить на три основные категории:
– заключенные, которые были ранее активны в исламских движениях (такие как Группа Справедливости и Добра, Движение единобожия и реформации, или бывшее молодежное исламское движение). После взрывов в Касабланке они находят себя частью большего салафитского движения джихдистов.
– У такфиристов схожие взгляды на общество и правительство и они провозглашают неверными людей, основываясь на решении, взятом у некоторых ученых Востока. Некоторые из них заходят так далеко, что считают достижением думать, что правительственный паспорт это нечто от «государства неверных». По словам бывшего доверенного, некоторые из них даже считают продажу билета на поезд или автобус ересью, потому что это современные изобретения. Бывшие доверенные (заключенные), которые знали таких людей, говорят, что такие идеи распространяются среди заключенных и что нищие условия содержания в тюрьмах, включая пытки, подпитывает экстремизм и заставляют многих заключенных отдаваться прям в руки такфиристов.
– Джихадисты, некоторые из которых сражались в Афганистане, стали известны как Марокканские афганцы. Как рассказал один из таких заключенных, не все эти люди обязательно салафиты в самом радикальном смысле. Многие из них – последователи марокканских исламских движений, которые подталкивали своих членов участвовать в джихаде в Афганистане в 80-х. после 11 сентября многие арабские и исламские страны, включая Марокко, изменили политику по отношению к людям, которые сражались в джихаде в Афганистане и арестовали их.
Рынок тюрьмы:
Салафитские заключенные-джихадисты принадлежат к одной из трех групп, зависящих от их социального положения в тюрьме:
– Ученые. К ним относятся «Абу Хафс» (Мухаммад Рафики), Хассан аль-Каттани, Мухаммад аль-Фезаази и Мухаммад аль-Хамбуш. Согласно бывшим заключенным, они посвящают все дни и ночи учебе, практически живя в изоляции. Абу Хафс – исключение; он мог выходить из своей раковины и общаться с джихадистами салафитской молодежи в тюрьме Фез. Другие также были изолированы администрацией тюрьмы или просто предпочитали держаться на расстоянии от других заключенных, чтобы избежать споров по вопросам, важных для движения.
– Заключенные, получающие образование в тюрьме.
– Третья группа – это то, что наши интервьюируемые называют «те, кто проводят день, уходя и приходя». Их единственная забота – покупать у других заключенных и продавать им. Они купят абсолютно все у одних друзей-заключенных, затем поворачиваются и продают это другим заключенным. Это та группа, которая создает рынок взрывчатки внутри тюрьмы. «Тюрьма Окаша, в которой содержится около 10 тысяч заключенных, – это практически рынок с 10 тысячами покупателями». Здесь заключенные продают еду, электрические провода и другие вещи. Интервьюируемые делятся на салафитских двихадистов заключенных, которые знают толк в политике, имеют ясные взгляды, с ними можно легко вести переговоры, и «роадкилл» (безбашенные), с которыми трудно говорить или убедить в чем-либо.

Рутинная тюремная жизнь:
Заключенные встают рано, чтобы совершить на рассвете молитву. После этого они сидят и читают до восхода солнца. Затем те, у которых есть своя еда, завтракают в своих камерах, те, у кого нет еды, ждут охрану, пока она не придет и не распределить еду, положив ее между решеток. Один из респондентов посчитал это унизительным и потребовал изменить процедуру так, чтобы заключенные чувствовали, что они все еще люди.
После завтрака заключенные покидают камеры на утренний перерыв, который длится час. Площадь для времяпрепровождения – это двор в 18 квадратных метров с местом для омовения. Некоторые заключенные занимаются там спортом. Также они выносят туда свои одеяла и матрацы, чтобы вытрусить из них пыль и проветрить их на солнце. Пыль в матрацах часто вызывает у заключенных астму.
Между 4 и 6 заключенные проводят по камерам, но это зависит от обстоятельств в тюрьме. Если число заключенных в тюрьме возрастает, камеры переполняются. Иногда в каждой камере там до 8 заключенных.
В некоторых тюрьмах нет дверей в душ, что превращает жизнь заключенных в ад. Перерыв – единственная возможность для заключенного, чтобы узнать друг друга и обменяться идеями. Как рассказал один из бывших заключенных, темы их бесед всегда касаются трудностей тюремной жизни, пыток и жестокого обращения, того, что они скучают по семье.
После ланча в 2 часа наступает второй перерыв. Он только для тех заключенных, кто может покинуть свои камеры утром.
Заключенным позволяется иметь в камерах телевизор, но им нельзя смотреть иностранные каналы, могут смотреть только 1 и 2 канал. Радио настроено так, что они ловят только национальные станции.
Один заключенный описал тюрьму как мини-общество. «Несколько заключенных заботятся о других, следят за их условиями и служат посредниками между ними и сотрудниками тюрьмы, они делают работу за работников тюрьмы, на время занимая их места и улаживают с администрацикй дела, касающиеся заключенных. Был случай в тюрьме Касабланки, где несколько заключенных не спали всю ночь из страха, что некоторых их друзья-заключенные совершал какую-то глупостью
У заключенных есть своего рода социальная поддержка среди друг друга. Когда поступает новый заключенный, другие празднуют и встречают его, помогают ему разместиться и получить одеяло, принадлежности, чтобы он мог устроиться в новом окружении.
Если новый заключенный прибыл в субботу или воскресенье, другие заключенные устраивают вечеринку для него или полют религиозные песни, некоторые из них произносят речи, которые заставляют прослезиться, потому что они остаются заключенными от своих семей и внешнего мира. Наш респондент сказал: «В тех вечеринках присутствуют соревнования и рекреационная деятельность так, что бывает смесь смеха и плача, грусти и счастья одновременно». Старые заключенные приглашают новых к себе в камеры, пока им не предоставят их собственные.
Словами Аль аль-Аллам, марокканского афганца:
«Откровенно говоря, условия в тюрьме ужасные. Когда кто-либо впервые попадает в тюрьму, у него остаются сильные связи с семьей, они навещают его регулярно, это производит свой эмоциональный эффект. Они приносят еду для него и заботятся о нем. Но со временем обязанности семьи возрастают, а стандарты тюремной жизни снижаются. Некоторые заключенные иногда могут голодать. Семьи перестают каждую неделю навещать, а через неделю или раз в месяц. Заключенные, чьи семьи живут далеко, могут приезжать только раз в три месяца. Это заставляет заключенных поддерживать друг друга. Если у заключенного нет холодильника, чтобы хранить еду, которую его семья принесла для него, он делить ее среди своих друзей-заключенных. Все заключенные страдают от одинаковых горечи, лишений и жестокости тюрьмы. Каждый, кто побывал в тюрьме, знает, насколько плохая там пища. Это происходит из-за того, что бюджет, выделенный на еду, очень скудный и не соответствует тому, что заявляет правительство. Откровенно говоря, правительство занимается политическим лицемерием».
Салафитские методы протеста:
Салафитские джихадисты владеют различными методами протеста. Некоторые из них зашивают себе рты в знак протеста и отказа говорить. Другие режут свои плечи лезвиями или другими острыми предмерами. Другие забираются на крыши и начинают кричать. Некоторые из них даже теряют рассудок и превращаются в овощи.
Брак среди салафитских заключенных:
Бывший заключенный сказал, что браки часто происходят между членами семьи и заключенными, что показывает, насколько близкими становятся семьи заключенных. Некоторые заключенные дружат настолько сильно, что это распространяется на других членов семьи, нет ничего необычного для заключенного позволить бывшему заключенному узнать свою сестру или дочь, если они не замужем. Там, феномен брака среди членов семей заключенных существует. Наш респондент говорит, что было больше 20 таких браков. Хотя, некоторые заключенные, которые хотят жениться, до сих пор ждут подписания брачных контрактов, из-за процедуры, которая требует получения разрешения от тюремных сотрудников, чтобы в тюрьму могли войти свидетели.

Новые заключенные находятся под влиянием в тюрьме:
Новые заключенные часто не знают тюремного жаргона. Термины, как «таагут» и «хаакимия» могут быть не знакомы им. После того, как они слышать обсуждения в камерах во время перерыва и во время частных встреч, они знакомятся с новым окружением. Тем не менее, бывший заключенный отрицал, что любой салафитский джихадист пытается влиять на нового заключенного, сказав «Все, чего хочет каждый, – справедливость».

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*